Мои записки: такси в Санкт-Петербурге (СПб)

Я работаю таксистом в Питере, уже много лет. Я пошел работать в такси не потому, что сломал палец и не смог стать великим пианистом, и не потому, что из-за травмы пришлось бросить большой футбол. Нет. Я не стану рассказывать невероятные истории, как это делают многие. Мне просто очень нравится «шоферить». Я можно сказать таксист по призванию.

Это сейчас мне кажется, что Питер не особо большой город. А поначалу было очень трудно. Моей первой машиной был битый-перебитый ГАЗ-24, то есть Волга. Что бы переехать на своем многострадальном такси Петербург из конца в конец мне приходилось сильно попотеть. Кроме того, что в нем постоянно что-то «летело» прямо на ходу, так еще начало моей «шахматной» карьеры совпало с первой волной переименований питерских улиц.

После развала Союза, извозчики многих городов столкнулись с проблемой новых адресов. Машины приезжали не вовремя, не туда, а пассажиры все списывали на нерасторопность таксистов. В случае с ложными обвинениями в адрес такси, Санкт-Петербург тоже не стал исключением.

И вот как-то вначале 90-х случилось мне по протеже своего напарника мерзнуть на площади возле Московского вокзала. Смотрю, мужичок тащит два огромных чемодана. Видно, что ему уже совсем невмоготу. Я, недолго думая, побежал к нему и говорю:

- Такси?

- Неплохо было бы, - задыхаясь, ответил он.

Я подхватил его багаж, и с напускной легкостью отправил его в багажник. Хотя на самом деле у меня чуть руки не отвалились. После этого мы оба счастливые уселись в машину.

- Куда едем? – спросил я.

- Кронверкский проспект, - спокойно сказал он.

А я сижу и понимаю, что даже приблизительно не знаю где это.

- Это какой район? – спрашиваю.

- Петроградская сторона, - отвечает он, - тут рядом совсем, если бы не чемоданы я бы пешком дошел.

- Ну, так я на Петроградку везу, а там покажете? – предлагаю ему, а сам со стыда сгораю. Думаю: «Я же там все как свои пять пальцев знаю! Где это?».

- Ты что приезжий? – спрашивает он.

- Нет! – говорю.

- А что города своего не знаешь?

- Знаю! – отвечаю я, а у самого внутри все так и кипит. У меня дед блокаду пережил, а он мне «приезжий».

- Ладно! – говорит он, - Езжай! Покажу на месте.

Я в те времена еще по счетчику ездил. Сказано «поехали», щелк-щелк счетчиком и поехали. И главное едем и все как обычно. Те же дома те же улицы. Где тут будет эта «кронвескская»?

Приехали мы на место довольно быстро. Приехали бы мы и быстрее, но пассажир мой давал сбивчивые показания и махал руками все время в разные стороны.

Я останавливаюсь и понимаю, что тихо с ума схожу. Вышел из машины, подошел к дому, читаю табличку: «Проспект Горького».

- Ну, вот что тут написано я спрашиваю? – обращаюсь я к своему пассажиру.

- А у меня в договоре аренды написано «Кронверкский проспект».

- Ах, аренды! Так значит я приезжий? Я города не знаю?

- Ладно, шеф, не кипятись… - он открыл багажник, быстро распахнул чемодан и сказал, - сейчас я тебе компенсирую…

Когда я подошел ближе, от увиденного у меня «ля запало». Чемодан был набит деньгами. Он достал одну из них сунул мне, взял чемоданы и быстро удалился в свой подъезд.

Сколько рублей было в той пачке, я уже не помню, но хорошо запомнил, что в те времена это был мой месячный заработок. Вот так, получив заказ на одну улицу, а приехав на другую, я получил на чай в размере оклада.

Кстати по инициативе фонда «Возвращение» грядет новое глобальное переименование. Если оно таки произойдет, то таблички на домах, карты в интернете и базы такси поменяют ой не сразу. Так что уважаемые пассажиры, набирая в очередной раз в поисковике «такси спб», наберитесь терпения и отнеситесь к нашему брату с пониманием.